Онтология

Онтология (от греч. — сущее и слово, понятие, учение) - учение о бытии как таковом; раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия, наиболее общие сущности и категории сущего. Иногда понятие Онтология отождествляется с метафизикой, но чаще рассматривается как её основополагающая часть, т. е. как метафизика бытия. Термин «Онтология» впервые появился в «Философском лексиконе» Р. Гоклениуса (1613) и был закреплён в философской системе X. Вольфа.

Онтология выделилась из учений о бытии тех или иных объектов как учение о самом бытии ещё в раннегреческой философии. Парменид и другие элеаты объявили истинным знанием только знание об истинно существующем, каковым они мыслили лишь само бытие — вечное и неизменное единство; подвижное многообразие мира рассматривалось элейской школой как обманчивое явление. Это строгое различение было смягчено последующими онтологическими теориями досократиков, предметом которых было уже не «чистое» бытие, а качественно определенные начала бытия («корни» Эмпедокла, «семена» Анаксагора, «атомы» Демокрита). Подобное понимание позволяло объяснить связь бытия с конкретными предметами, умопостигаемого с чувственным восприятием.

Платон синтезировал раннегреческую Онтологию в своём учении об «идеях». Бытие, по Платону, есть совокупность идей — умопостигаемых форм или сущностей, отражением которых является многообразие вещественного мира. Платон провёл границу не только между бытием и становлением (т. е. текучестью чувственно воспринимаемого мира), но и между бытием и «безначальным началом» бытия (т. е. непостижимой основой, называемой им также «благом»). В Онтологии неоплатоников это различение изображалось как две последовательные ипостаси «единого» и «ума». Онтология в философии Платона тесно связана с учением о познании как интеллектуальном восхождении к истинно сущим видам бытия. Аристотель систематизировал и развил идеи Платона, однако его вариант Онтологии является скорее описанием физической реальности с онтологической точки зрения, чем изображением автономной реальности «идей». Онтология Платона и Аристотеля (особенно её неоплатоническая переработка) оказала определяющее воздействие на всю западно-европейскую онтологическую традицию.

Средневековые мыслители приспособили античную Онтологию к решению теологических проблем. Подобное сопряжение Онтологии и теологии было подготовлено некоторыми течениями эллинистической философии: стоицизмом, Филоном Александрийским, гностиками, неоплатонизмом. В средневековой Онтологии понятие абсолютного бытия отождествляется с богом (при этом парменидовское понимание бытия соединяется с платоновской трактовкой «блага»), множество чистых сущностей сближается с представлением об ангельской иерархии и понимается как бытие, чередующее между богом и миром. Часть этих сущностей (эссенций), наделяемых богом благодатью бытия, толкуются как наличное существование (экзистенция). Зрелая схоластическая Онтология отличается подробной категориальной разработкой, детальным различением уровней бытия (субстанциального и акцидентального, ак¬туального и потенциального, необходимого, возможного и случайного и т. п.). Различные онтологические установки проявились в споре схоластов об универсалиях.

Философия нового времени концентрирует своё внимание на проблемах познания, однако Онтология остаётся непременной частью философской доктрины (в частности, у мыслителей-рационалистов). В системах Декарта, Спинозы, Лейбница Онтология описывает взаимоотношение субстанций и соподчинение уровней бытия, сохраняя некоторую зависимость от схоластической Онтологии. Однако, обоснованием систем рационалистов является уже не Онтология, а гносеология. У философов-эмпириков онтологические проблемы отходят на второй план (напр., у Юма Онтология как самостоятельная доктрина вообще отсутствует) и, как правило, решение их не сводится к систематическому единству.

Поворотным пунктом в истории Онтологии явилась «критическая философия» Канта, противопоставившая «догматизму» старой Онтологии новое понимание объективности как результата оформления чувств, материала категориальным аппаратом познающего субъекта. По Канту, вопрос о бытии самом по себе не имеет смысла вне сферы действительного или возможного опыта. Предшествующая Онтология толкуется Кантом как гипостазирование понятий чистого рассудка.

Фихте, Шеллинг и Гегель вернулись к докантовской рационалистической традиции построения Онтологии на основе гносеологии: в их системах бытие является закономерным этапом развития мышления, т. е. моментом, когда мышление выявляет своё тождество с бытием. Однако характер отождествления бытия и мысли (и соответственно Онтологии и гносеологии) в их философии, делающей содержательной основой единства структуру субъекта познания, был обусловлен кантовским открытием активности субъекта. Именно поэтому Онтология немецкого классического идеализма принципиально отличается от Онтологии нового времени: строение бытия постигается не в статичном созерцании, а в его историческом и логическом порождении; онтологическая истина понимается не как состояние, а как процесс.

Для западно-европейской философии 19 в. характерно резкое падение интереса к Онтологии как самостоятельной философской дисциплине и критическое отношение к онтологизму предшествующей философии. С одной стороны, достижения естественных наук послужили основой для попыток нефилософского синтетического описания единства мира и позитивистской критики Онтологии.

С другой стороны, философия жизни пыталась свести Онтологию (вместе с её источником — рационалистическим методом) к побочному прагматическому продукту развития иррационального первоначала («воли» у Шопенгауэра и Ницше). Неокантианство и близкие к нему направления развивали гносеологическое понимание природы Онтологии, намеченное ещё в классической немецкой философии.

К концу 19 — началу 20 вв. на смену психологической и гносеологической трактовкам Онтологии приходят направления, ориентирующиеся на пересмотр достижений предшествующей западно-европейской философии и возврат к онтологизму. В феноменологии Гуссерля разрабатываются пути перехода от «чистого сознания» к структуре бытия, к полаганию мира без субъективных гносеологических привнесений. Н. Гартман в своей Онтологии стремится преодолеть традиционный разрыв абстрактного царства онтологических сущностей и действительного бытия, рассматривая различные миры — человеческий, вещественный и духовный — как автономные слои реальности, по отношению к которым познание выступает не определяющим, а вторичным началом. Неотомизм возрождает и систематизирует Онтологию средневековой схоластики (прежде всего Фомы Аквинского). Различные варианты экзистенциализма, пытаясь преодолеть психологизм в трактовке природы человека, описывают структуру человеческого переживаний как характеристики самого бытия. Хайдеггер в своей «фундаментальной Онтологии» вычленяет при помощи анализа наличного человеческого бытия «чистую субъективность» и стремится освободить её от «неподлинных» форм существования. При этом бытие понимается как трансценденция, не тождественная своим опредмеченным проявлениям, т. е. сущему. В современной буржуазной философии подобным тенденциям противостоит неопозитивизм, рассматривающий все попытки возрождения Онтологии как рецидивы заблуждений философии и теологии прошлого. С точки зрения неопозитивизма все антиномии и проблемы Онтологии решаются в рамках науки или устраняются путём логического анализа языка.

Марксистско-ленинская философия на основе теории отражения и раскрытия диалектики субъекта и объекта в процессе практической деятельности человека преодолела характерное для домарксистской и современной западной философии противопоставление Онтологии и гносеологии, учения о бытии и теории познания. Фундаментальный принцип диалектического материализма — совпадение диалектики, логики и теории познания: материалистическая диалектика как наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления тождественна теории познания и логике. Законы мышления и законы бытия совпадают по своему содержанию: диалектика понятий является отражением диалектического движения действительного мира. Категории материалистической диалектики имеют онтологическое содержание и одновременно выполняют гносеологические функции: отражая объективный мир, они служат ступеньками его познания.

Современное научное познание, для которого характерен высокий уровень абстрактности, порождает ряд онтологических проблем, связанных с адекватной интерпретацией теоретических понятий и обоснованием теоретического фундамента новых направлений и методологических подходов (напр., квантовая механика, космология, кибернетика, системный подход).