СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ В ФИЛОСОФИИ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ (идеи Т.Мора и Т.Кампанеллы)

Проблема социальной справедливости занимала одно из центральных мест в философских взглядах на общество в эпоху Возрождения. Разработка этой проблемы в наибольшей степени связана с именами Томаса Мора (1478-1535 гг.) и Томмазо Кампанеллы (1568-1639 гг.). Свое понимание социальной справедливости и всей совокупности связанных с ней вопросов Т.Мор выразил в ставшей знаменитой работе «Утопия» (1516г.), а Т.Кампанелла в не менее известном труде «Город Солнца» (1602г.). Эти произведения разделяются между собой по времени многими годами, практически столетием, однако они были созданы в одну эпоху, и взгляды их авторов по ряду принципиальных вопросов были достаточно близки. Важно понять, как и почему эти принципиальные вопросы рассматривались авторами именно таким образом.

Проблема социальной справедливости неразрывно связана в мировоззрении и Мора, и Кампанеллы с проблемой счастья. Оба являлись гуманистами, одухотворенными идеей счастливой жизни не для одиночек, а для всех людей. Счастье возможно, считали они, только в том случае, когда нет частной собственности и все люди трудятся, те есть нет социального неравенства. Отсутствие частной собственности и всеобщий труд являются основой равенства граждан.

Образ счастливой жизни людей, построенной на принципах справедливости и равенства, Мор создает с помощью философски-художественной картины жизни на острове Утопия, а Кампанелла помещает счастливых людей в придуманный им Город Солнца. Авторы рассказывают о жизни счастливых людей во множестве подробностей и деталей, в основе которых главное, что объединяет людей – это их равенство между собой: у них один и тот же образ жизни, одинаковые жилища и одежды, они едины в своих помыслах и т.п.

Мор пояснял свою позицию: «…для общественного благополучия имеется один-единственный путь – объявить во всем равенство. Не знаю, можно ли это соблюдать там, где у каждого есть своя собственность. Оттого что когда кто-нибудь, основываясь на определенном праве, присваивает себе, сколько может, то, как бы ни было велико его богатство, его целиком поделят между собой немногие. Остальным же оставляют в удел бедность; и почти всегда бывает, что одни гораздо более достойны участи других, ибо первые – хищные, бесчестные и ни на что не годятся, вторые же, напротив, мужи скромные, простые, и повседневным усердием своим они приносят обществу добра более, чем самим себе.

Поэтому я полностью убежден, что распределить всё поровну и по справедливости, а также счастливо управлять делами человеческими невозможно иначе, как вовсе уничтожив собственность. Если же она останется, то у наибольшей и самой лучшей части людей навсегда останется страх, а также неизбежное бремя нищеты и забот».

На острове Утопия живут люди, которые не имеют частной собственности, все трудятся, все они живут абсолютно одинаково, одинаково одеваются, их жилища тоже не отличаются друг от друга. Философ видел опасность во всякой внешней непохожести людей, которая может привести к намерениям обогащения. Мор искореняет не только роскошь, но и всякое стремление к ней. За порядком на острове следят должностные лица, часть из которых избирается. «У всех мужчин и женщин без исключения есть единое общее дело – сельское хозяйство… Помимо сельского хозяйства каждый изучает что-нибудь ещё». Все занимаются разными ремеслами. Оказалось, что людям на острове не нужно многого, «ведь платье у них отличается разве только у людей разного пола да еще у одиноких или женатых, а так по всему острову оно всегда одного покроя, приглядное на вид, удобное при движениях тела, предназначенное для ношения и в холод, и в жару». «Главное и почти что единственное дело» управителей – «заботиться и следить, чтобы никто не сидел в праздности». Но трудятся они не до изнеможения – всего 6 часов в сутки. А вот свободное время они посвящают «не разгулу и беспечности», а в основном наукам, занятиям любимыми ремеслами, полезным поучительным играм, музыке, развивающим беседам. Утопийцы скромны во всех своих потребностях – одежде, жилище и пр. У них всё одинаковое и потому всего вдоволь. (Ведь даже одно платье утопиец носит как правило два года). Есть общественные больницы, общественное воспитание, питаются они в общественных помещениях. Утопийцы почитают старших, помогают больным, стремятся быть нравственными и мудрыми, много читают.

Вся жизнь жителей острова строго определена правилами: даже на путешествие или прогулку за пределами своего города они должны брать разрешение. «Если кто уйдет за границу по собственной воле, без разрешения правителя, то пойманного подвергают великому позору: его возвращают как беглого и жестоко карают. Отважившийся сделать это вторично становится рабом».

Мор подчеркивал, что у жителей острова нет никакой возможности для безделья, лени, пьянства, подкупа – все у всех на виду, и все должны заниматься «привычным трудом» или «благопристойно отдыхать». У жителей острова изобилие во всем, которое одинаково для всех, и потому никто не может стать бедным или нищим. Весь остров, все города, расположенные на этом острове, – «как бы единая семья». Золото и драгоценности утратили для утопийцев какую-либо особую ценность.

Много похожего в жизни людей в Городе Солнца Кампанеллы. Там также нет частной собственности, люди живут сообща, трудятся сообща, жизнь их строго нормирована. Нет бедности и нет богатства. Жители Города считают: «что крайняя нищета делает людей негодяями, хитрыми, лукавыми, ворами, коварными, отверженными, лжецами, лжесвидетелями и т.д., а богатство – надменными, гордыми, невеждами, изменниками, рассуждающими о том, чего они не знают, обманщиками, хвастунами, черствыми, обидчиками и т.д. Тогда как община делает всех одновременно и богатыми и вместе с тем бедными: богатыми – потому что у них есть всё, бедными – потому, что у них нет никакой собственности; и поэтому не они служат вещам, а вещи служат им».

«Дома, спальни, кровати и все прочее необходимое – у них общее. Но через каждые шесть месяцев начальники назначают, кому в каком круге спать...» Едят жители этого Города также все вместе: «Столы ставят у них в два ряда, с сиденьями по обеим сторонам; с одной стороны сидят женщины, с другой – мужчины, и, как в монастырских трапезных, не бывает там никакого шума. Во время еды один из юношей с возвышения читает нараспев внятно и звучно по книге, а должностные лица часто беседуют по поводу какого-нибудь примечательного места из прочитанного. И, право, приятно смотреть, как ловко прислуживает им такая красивая молодежь в подпоясанной одежде, и видеть, как столько друзей, братьев, сыновей, отцов и матерей живут вместе в такой степенности, благообразии и любви. Каждому полагается своя салфетка, миска, похлебка и кушанье. На обязанности врачей лежит заказывать поварам еду на каждый день: что готовить старикам, что молодым и что для больных. Должностные лица получают большие и лучшие порции…», которыми делятся с особенно усердными детьми.

Одежда у людей, живущих в Городе Солнца, уже несколько отличается от одежды утопийцев: она не лишена определенной элегантности, её меняют уже чаще, по сравнению с проектом Мора, – четыре раза в год, но она только белого или красного цвета, для всех одинакова и стирается мылом ежемесячно.

Величайшим пороком считается гордость. Все должны прислуживать за столом, ухаживать за больными, почитать стариков и т.п. Всякий труд почетен, трудятся всего четыре часа, остальное время учатся, занимаются науками, чтением, собственным развитием, и всё делают радостно. Игры допускаются, но только не азартные. Рабов, в отличие от страны Утопии, у них нет. Однако, если рабов захватывают на войне, их или продают, или используют на тяжелых работах. Иными словами, рабство остается в жизни человечества.

Нужно знать, что и Мор, и Кампанелла были философски образованными людьми, среди философов прошлого выделяли в первую очередь Платона, к которому относились с большим восхищением, их привлекала его идея создания идеального государства. Так же, как Платон, они считали, что во главе управления обществом должен быть наимудрейший, достойный человек. Так же, как Платон, они стремились создать проект наиболее разумного общества, где, как писал Кампанелла, «в первую очередь надо заботиться о жизни целого, а затем уже его частей».

Каким бы справедливым не было бы общество, считали они, невозможно не брать во внимание две проблемы, которых невозможно избежать. Это войны, которые неизбежны, и борьба с преступностью, которая требует существования в обществе системы наказания. Они оба гуманисты, они против войн, но защиту от нападения врагов считают необходимой. При этом, как писал Мор, «война утопийцам в высшей степени отвратительна как дело поистине зверское, хотя никому из зверей не присуща она с таким постоянством, как человеку. Вопреки обыкновению почти всех народов, для утопийцев нет ничего бесславнее славы, добытой на войне… во время войны утопийцы заботятся только об одном – добиться прежде всего того, после чего не надо было бы затевать войну».

Оба философа вынуждены признать, что общество не может окончательно избавиться от человеческих проступков. Как бы ни были счастливы и едины люди, всегда находятся среди них такие, которые нарушают установленные законы. Следовательно, неотвратимы наказания за совершенные проступки, эти наказания различны в зависимости от того, каковы совершенные преступления. Оказывается, что преступления в этих благополучных городах могут быть тяжелыми, заслуживающими самого сурового наказания. В крайнем случае признается даже смертная казнь, «которая, – как писал Кампанелла, – исполняется только руками народа». Таким образом, даже в самом благополучном обществе, считали мыслители, остаются достаточно сложные проблемы.

Идеи Мора и Кампанеллы возникли не случайно, они стали частью той гуманистической традиции, которая существовала в культуре и которая всегда была неразрывно связана с изменениями всех сторон общественной жизни, то есть носила конкретно-исторический характер. Внимательно изучив творчество своих философских предшественников, оба в условиях своего времени создавали образ такого общества будущего, в котором будут устранены пороки существующего социального развития и основанные на этих пороках человеческие беды. Они были убеждены в том, что общественная организация жизни должна стать такой, чтобы быть основой счастья людей. Как этого добиться? Мор и Кампанелла предлагают свои социальные проекты переустройства социальной жизни. При этом они, как мы видели, до мельчайших подробностей рисуют картину будущего, однако, чем больше этих подробностей, тем более нереальными, странными и неосуществимыми в реальной жизни они являются.

Значение философских идей Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы

Творчество их вошло в историю человеческой культуры, прежде всего потому, что они очень четко поставили вопрос о важности идеи справедливости в человеческой жизни, стремились обосновать свои позиции и выявили при этом наиболее уязвимые пороки современного им общества. Предложенное ими для развития человечества, и прежде всего рецепты устранения социальных бед оказались, как свидетельствует история, нереальными, но написанное и Мором, и Кампанеллой заставляет современного человека продолжать размышлять над этой острейшей проблемой – она по-прежнему актуальна. История свидетельствует о том, что смысл развития цивилизации в движении по пути реализации социальной справедливости, но она же показывает несостоятельность любых примитивных толкований социальной справедливости и ее достижения.

Проблема социальной справедливости неразрывно связана с вопросом об общественном идеале и способах его реализации. Творчество Мора и Кампанеллы заставило будущих исследователей общества более серьезно подходить к проблеме социального идеала. Со временем стало ясно, что содержание идеала зависит от конкретно-исторической обстановки, в которой он разрабатывается, от того, насколько отражены в понимании идеала объективные тенденции развития общества и, следовательно, человека, от того, в какой мере учитывается сложность и многообразие человеческой личности.

Своими теоретическими поисками мыслители активизировали социально-философскую мысль, заставили думать над тем, почему предлагаемые ими такие, казалось бы, простые пути к счастью в реальной жизни неосуществимы: все потребности людей (так, как они понимались этими мыслителями) и на острове Утопия, и в Городе Солнца удовлетворены, и тем самым справедливость как будто бы восторжествовала, но все эти предлагаемые решения социальных проблем остались на острове Утопия и в Городе Солнца, а история тем не менее развивается совсем иначе. Социальные проблемы не становятся проще, человеческие потребности, и материальные, и духовные, развиваются, отношения людей усложняются и остается совсем не ясным вопрос о том, в какой мере решаема проблема человеческого счастья.

Ясно также, что проблема соотношения личного и общественного, их гармонии, не решается таким путем, который предлагали Мор и Кампанелла. Таким образом, при всей значимости поставленных ими вопросов, с каждым новым столетием после них проявлялась несовместимость их идей с реальной жизнью.

Авторов этих идей прозвали философами-утопийцами, их теории стали рассматриваться как социальные утопии, а само понятие «утопия» как нечто нереализуемое. Тем не менее, нельзя не учитывать того влияния, которое оказали идеи утопического социализма на возникновение и развитие появившихся вслед за ними социалистических и коммунистических учений.