ИММАНУИЛ КАНТ (1724 – 1804)

Иммануил Кант является родоначальником немецкого классического идеализма. Всю свою жизнь он прожил в г. Кёнигсберге (Восточная Пруссия, ныне г. Калининград Российской Федерации), долгие годы преподавал в местном университете. Круг его научных интересов не ограничивался сугубо философскими проблемами. Он проявил себя и как незаурядный ученый-естествоиспытатель.

Основные работы Канта

  • «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755)
  • «Критика чистого разума» (1781)
  • «Критика практического разума» (1788)
  • «Критика способности суждения» (1790).

В научной деятельности Канта обычно выделяют докритический и критический периоды. Докритический период деятельности Канта приходится на 50-е и 60-е годы XVIII столетия. В это время он в основном занимается исследованием ряда естественнонаучных проблем, связанных с астрономией и биологией. В 1755 году выходит его книга «Всеобщая естественная история и теория неба», в которой изложена его гипотеза возникновения Солнечной системы из первоначальной раскаленной пылевидной туманности (так называемая гипотеза Канта – Лапласа). В этой гипотезе вся идейная часть принадлежит Канту, а математическая оценка возможности подобного процесса и устойчивости возникшей планетарной системы принадлежит французскому математику П.Лапласу. Данная гипотеза просуществовала в астрономии до середины прошлого века, когда в распоряжении космологов оказалась современная концепция «большого взрыва».

В этот же период Кант установил, что под влиянием притяжения Луны происходит замедление суточного вращения Земли, и, в конечном счете, (примерно через 4-5 миллиардов лет по современным представлениям) это приведет к тому, что Земля навсегда повернется одной стороной к Солнцу, а другая ее сторона погрузится в вечный мрак. Еще одно важное достижение Канта докритического периода – выдвинутая им гипотеза о естественном происхождении человеческих рас (европеоидов, монголоидов и негроидов), получившая в дальнейшем полное подтверждение.

В критический период, начавшийся в 70-е годы, Кант прежде всего сосредоточил внимание на гносеологической проблематике – на исследовании возможностей и способностей познания человеком окружающего мира, а также провел серьезные исследования в области этики и эстетики. Под критикой им в этот период понимается установление границ, до которых простираются способности разума и других форм познания. Канта не устраивали решения гносеологических проблем ни в философском эмпиризме Нового времени, ни в рационализме. Первый не в состоянии объяснить необходимый характер познаваемых человеком законов и принципов, второй пренебрегает ролью опыта в познании.

Теория познания Канта

Априоризм. Решая проблему обоснования научного, в том числе философского знания, Кант пришел к выводу, что хотя всякое наше познание и начинается с опыта, более того, никакое наше познание не предшествует во времени опыту, отсюда не следует, что оно целиком происходит из опыта. «Вполне возможно, что даже наше опытное знание складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша познавательная способность… дает от себя самой». В этой связи он выделяет знания априорные (независимые от всякого опыта, предшествующие любому конкретному опыту) и эмпирические, апостериорные знания, источником которых целиком и полностью является опыт. Примерами первых являются положения математики и многие положения естествознания. Например, положение, что «всякое изменение должно иметь причину». Ярким примером априорного понятия, по мнению Канта, является философское понятие субстанции, к которому мы приходим умозрительным путем, постепенно исключая из понятия тела «все, что есть в нем эмпирического: цвет, твердость или мягкость, вес, непроницаемость…».

Аналитические и синтетические суждения. Синтетическое априори. Кант хорошо знал традиционную логику, в которой структурной единицей мысли всегда считалось суждение (логическая форма, выражаемая в языке повествовательным предложением). Каждое суждение имеет свой субъект (предмет мысли) и предикат (то, что говорится в данном суждении об его субъекте). При этом отношение субъекта к предикату может быть двояким. В одних случаях содержание предиката подразумевается в содержании субъекта; и предикат суждения не добавляет нам никакого нового знания о субъекте, а лишь выполняет поясняющую функцию. Такие суждения Кант называет аналитическими, например, суждение, что все тела протяженны. В других случаях содержание предиката обогащает знание субъекта, а предикат выполняет в суждении расширяющую функцию. Такие суждения Кант называет синтетическими, например, суждение, что все тела имеют тяжесть.

Все эмпирические суждения являются синтетическими, но вот обратное, говорит Кант, неверно. По его мнению, и это важнейший момент философского учения Канта, существуют синтетические априорные суждения в математике, естествознании и метафизике (т.е. в философии и теологии). И свою главную задачу в «Критике чистого разума», основной философской работе, Кант формулирует следующим образом» – дать ответ на вопрос, «как возможны априорные синтетические суждения?».

Согласно Канту, это возможно благодаря тому, что в нашей голове наличествуют априорные (трансцендентальные) формы рассудочной деятельности. А именно, в математике, которая вся целиком является собранием синтетических априорных истин, наличествуют априорные формы пространства и времени. «Геометрия кладет в основу «чистое» созерцание пространства. Арифметика создает понятия своих чисел последовательным прибавлением единиц во времени; но в особенности чистая механика может создавать свои понятия движения только посредством представления о времени». Вот как он аргументирует синтетический характер элементарной арифметической истины, что 7+5 =12: «На первый взгляд может показаться, что 7+5=12 чисто аналитическое суждение, вытекающее …из понятия суммы семи и пяти. Однако, присматриваясь ближе, мы находим, что понятие суммы 7 и 5 содержит в себе только соединение этих двух чисел в одно, и от этого вовсе не мыслится, каково то число, которое охватывает оба слагаемых. То, что 5 должно было быть присоединено к 7, я, правда, мыслил в понятии суммы =7+5, но не мыслил того, что эта сумма равна двенадцати. Следовательно, приведенное арифметическое суждение всегда синтетическое…».

С естествознанием связано использование четырех групп философских категорий (качества, количества, отношения и модальности): «…рассудок не черпает свои законы (a priori) из природы, а предписывает их ей… Так появились чистые рассудочные понятия… именно только они …могут составлять все наше познание вещей из чистого рассудка. Я назвал их, естественно, старым именем категорий…». В метафизике важнейшую роль играют идеи мира («космологическая идея»), души («психологическая идея») и бога («теологическая идея»): «Метафизика имеет дело с чистыми понятиями разума, которые никогда не даются ни в каком возможном опыте… под идеями я разумею необходимые понятия, предмет которых …не может быть дан ни в каком опыте». Своим учением о синтетических априорных истинах Кант фактически отрицает наличие в нашей голове чисто эмпирических, опытных знаний, не «замутненных» никакой рациональной обработкой, и тем самым показывает несостоятельность существовавших в его время форм эмпиризма.

Учение о «вещи-в-себе». Кант полагал, что в познании человеку доступен лишь мир «феноменов» (явлений). В частности, из феноменов и только из них состоит природа. Однако за феноменами скрываются непостижимые, недоступные познанию, внешние по отношению к нему (трансцендентные ему) «вещи-в-себе», в качестве примеров которых у него среди прочих выступают «мир в целом», «душа», «бог» (как безусловная причина всех причинно обусловленных явлений). Утверждая непознаваемость «вещей в себе», Кант в той или иной мере ограничивал знание.

Учение Канта об антиномиях

Что же, по мнению Канта, препятствует разуму выйти за пределы мира феноменов и достичь «вещи-в-себе»? Ответ на этот вопрос следует искать в особенностях разума, которые выявляются в знаменитом кантовском учении об антиномиях. Антиномии – это противоречащие друг другу суждения («тезис» и «антитезис»), в каждой паре противоречащих суждений одно является отрицанием другого, и в то же время разум не в состоянии сделать выбор в пользу одного из них. Прежде всего, Кант указывает на следующие четыре антиномии, в которых наш разум безнадежно запутывается, как только пытается выйти за пределы мира феноменов: «1. Тезис: Мир имеет начало (границу) во времени и в пространстве. Антитезис: Мир во времени и в пространстве бесконечен. 2. Тезис: Все в мире состоит из простого (неделимого). Антитезис: Нет ничего простого, а все сложно. 3. Тезис: В мире существуют свободные причины. Антитезис: Нет никакой свободы, все есть природа (т.е. необходимость). 4. Тезис: В ряду мировых причин есть некое необходимое существо (т.е. бог – ред.). Антитезис: В этом ряду нет ничего необходимого, а все случайно». История философии насчитывает значительное число антиномий (парадоксов), но все они имели логическую природу, возникали вследствие совершенных разумом логических ошибок. Кантовские же антиномии имеют гносеологическую, а не логическую природу – они, по мнению Канта, возникают вследствие необоснованных претензий разума на познание «вещей в себе», в частности, мира как такового: «Когда мы… мыслим себе явления чувственно воспринимаемого мира как вещи сами по себе… то неожиданно обнаруживается противоречие… и разум, таким образом, видит себя в разладе с самим собой».

Современная наука дает яркие примеры возникновения в теоретическом естествознании антиномий в смысле Канта, для преодоления которых требуется полная перестройка понятийного фундамента соответствующих теорий. Такова антиномичность гипотезы эфира в специальной теории относительности, гравитационного и фотометрического парадоксов в общей теории относительности, «демонов Максвелла» и т.п.

Понятие рассудка и разума в философии Канта

Важнейшую роль в философском учении Канта играют понятия рассудка и разума, рассудочного и разумного мышления. Он доводит различение этих понятий, в определенной степени имевшее место и в прошлом у Аристотеля (различение теоретического и практического разума), у философов эпохи Возрождения (Н. Кузанского и Дж. Бруно), до их противопоставления как мышления, подчиняющегося определенным правилам, канонам и в этом смысле догматизированного, и мышления творческого, выходящего за пределы любых канонов. «Человек находит в себе способность, которой он отличается, и это есть разум. Разум есть чистая самодеятельность выше даже рассудка… [который] своей деятельностью может составить только такие понятия, которые служат лишь для того, чтобы подвести под правила чувственные представления и тем самым объединить их в сознании… Разум же показывает под именем идей такую чистую спонтанность, что благодаря ей выходит далеко за пределы всего, что только может дать ему чувственность, и выполняет свое важнейшее дело тем, что отличает чувственно воспринимаемый мир от умопостигаемого, тем самым показывая самому рассудку его границы». Дальнейший шаг в исследовании рассудочного и разумного мышления был сделан Г.Гегелем, у которого разум предстает как подлинно философское, диалектическое мышление.

Этика Канта

Учение Канта о нравственности изложено в работе «Критика практического разума» (1788), а также в его труде, вышедшем в 1797 году, «Метафизика нравов», где кантовская этическая концепция предстает в более строгом и завершенном виде.

Смысл кантовской философии состоит в том, что Кант ищет четкие аргументы для обоснования научного знания, философии, построения разумной жизни человека. Самой сложной эта задача представляется при разработке этического учения, так как сфера нравственности, человеческого поведения содержит множество проявлений субъективизма. Тем не менее, с целью упорядочивания проблемы сознания Кант предпринимает гениальную попытку сформулировать нравственный закон, который имел бы объективный характер. Проблему разумности человеческой жизни он делает предметом специального анализа – и это отражено в его этической концепции.

Сущность и специфика практического разума

Кант в своей философской системе проводит различие между понятиями теоретического и практического разума. Как было показано ранее, теоретический разум, действует в сфере чистых идей и исключительно в рамках строгой необходимости. Под практическим разумом философ понимает область поведения человека в повседневной жизни, мир его нравственной деятельности и поступков. Здесь практический разум может действовать на уровне эмпирического опыта, часто выходя за рамки строгой необходимости и обладая свободой. Как указывает Кант, в сфере действия практического разума, «мы расширили наше познание за пределы этого чувственно воспринимаемого мира, хотя критика чистого разума объявила это притязание недействительным».

Это становится возможным потому, что человек, по Канту, принадлежит как к чувственно воспринимаемому (феноменальному), так и к интеллигибельному (ноуменальному) миру. Как «явление» человек подчинен необходимости, внешней причинности, законам природы, общественным установкам, но как «вещь-в-себе» он может не подчиняться столь жесткой детерминации и действовать свободно.

Показывая различие между чистым, теоретическим разумом и практическим разумом, Кант настаивает на примате практического разума перед теоретическим, так как, по его мнению, знание только тогда имеет ценность, когда помогает человеку обрести крепкие нравственные основы. Тем самым он показывает, что человеческий разум способен не только к познанию, но и к моральному действию, тем самым, мораль поднимается до уровня действия.

Кант указывает на то, что в предшествующих этических теориях мораль выводилась из внешних по отношению к ней принципов: воли Бога, нравственных установок общества, различных эмпирических условий – это Кант называет «гетерономией воли». Новизна же его подхода заключается в том, что практический разум детерминирует волю автономно; «автономия» нравственности означает принципиальную самостоятельность и самоценность нравственных принципов. Он пишет: «Автономия воли состоит в том, что воля сама предписывает себе закон – это единственный принцип морального закона». То есть, для Канта, человек – не только морально действующее существо, но и личность, ответственная за свои поступки.

Этические категории Канта

Кант считает, что нравственные понятия не выводятся из опыта, они априорны и заложены в разуме человека. В своей этической концепции он исследует важнейшие и сложнейшие категории морали: добрая воля, свобода, долг, совесть, счастье и другие.

Исходным понятием этики Канта является автономная добрая воля, которую он называет безусловным благом, а также ценностью, превосходящей всякую цену. Добрая воля – это предпосылка, основание, мотив теоретического и практического выбора человека в сфере нравственности. Это свободный выбор человека, источник человеческого достоинства, который отделяет его как личность от других существ вещного мира. Но такая свобода таит в себе и опасность: воля человека может быть подчинена не только разуму, но и чувствам, поэтому полной гарантии нравственности поступков быть не может. Формировать нравственность необходимо в процессе воспитания и самовоспитания человека, но поскольку предусмотреть все в жизни невозможно, то, по Канту, людям можно привить склонность и устремленность к добру.

Ключом к объяснению и пониманию автономии доброй воли философ называет понятие свободы. Но, как же возможна свобода разумного существа в мире, где правит необходимость? Понятие свободы у Канта непосредственно связано с понятием долга. Именно поэтому, вначале обратившись к теоретическому разуму и ответив на вопрос «Что я могу знать?», философ переходит к практическому разуму и ставит вопрос «Что я должен делать?». Он приходит к выводу, что свободный выбор человека определяется исключительно велением долга. «Я должен» для Канта означает то же, что «Я свободен». Человек как существо, «одаренное внутренней свободой, есть существо, способное брать на себя обязательства… и может признать долг перед самим собой». Поэтому только долг придает поступку моральный характер, только долг есть единственный нравственный мотив.

Немецкий философ подробно исследует понятие долга и рассматривает различные виды долга человека: перед самим собой и перед другими людьми. В ряду основных целей человека, которые представляют собой в то же время его долг и основываются на априорных принципах, Кант выделяет «собственное совершенство и чужое счастье». Именно на этом настаивает автор «Метафизики нравов», так как, например, собственное счастье тоже может быть целью, но отнюдь не долгом человека, ведь «долг – это принуждение к неохотно принятой цели». А счастье – это то, что каждый неизбежно уже сам себе желает. Достижение собственного счастья не может быть долгом, так как это – идеал не разума, а воображения, и представление о нем основывается не на априорных, а на эмпирических принципах. Желаний у каждого человека много, но Кант задается вопросом: приведет ли их исполнение к счастью? Также очень сложной проблемой является счастье другого, потому что никто не может принуждать его быть счастливым и представлять, что другой человек под этим понимает. Несмотря на всю сложность и деликатность подхода к счастью как важнейшей этической категории, Кант все-таки подробно рассматривает ее и, в конечном счете, связывает счастье с добродетелями человека.

А вот, обращаясь к вопросу о собственном совершенстве человека, Кант категоричен – это цель и в то же время долг каждого. Совершенство человека состоит не в том, что он получил в дар от природы, а в том, что может быть результатом его усилий и действий в соответствии с разумом. В этом отношении философ выделяет два момента: стремление к физическому совершенству человека как природного существа и «увеличение своего морального совершенства в чисто нравственном отношении». Конечно, человек должен заботиться о том, чтобы выйти из первобытности своей природы, из состояния животности. К таким целям относятся: - самосохранение; - продолжение рода, когда страсть находится в единстве с моральной любовью, - поддержание своего физического состояния.

Но для Канта, безусловным приоритетом является нравственное совершенство, «культура моральности в нас». Он пишет: «Величайшее моральное совершенство человека следующее: исполнять свой долг, и притом по соображениям долга (чтобы закон был не только правилом, но и мотивом поступков)». Это исключительно важное положение этики Канта требует от человека не только морального поступка, но морального мотива действия, ведь человек может совершить «доброе дело», например, из соображений собственной выгоды, или исходя из безнравственных оснований. Говоря о долге человека перед самим собой как перед моральным существом, Кант противопоставляет его порокам лжи, скупости, раболепию. При этом он формулирует главный принцип отношения человека к себе: познай самого себя не по твоему физическому совершенству, а по нравственному совершенству, ведь моральное самопознание, проникающее в глубины, «бездны» сердца, есть начало всякой человеческой мудрости.

Что касается обязанностей человека перед другими людьми, Кант выделяет и взаимные обязательства: любовь, дружба, и те, которые содействуют счастью других, но не требуют взаимности – долг благотворения, благодарности, участия, уважения. При этом философ подчеркивает, что, в конечном счете, обязанность перед другими людьми есть долг человека перед самим собой, исполнение которого помогает двигаться к собственному совершенству. Такое постепенное, поступательное движение к совершенству и есть самый совершенный долг человека перед самим собой, и, как заповедь, Кант повторяет: «Будьте совершенны!».

Категорический императив как нравственный закон

На основе критического анализа познания и поведения человека Кант пытается найти закон нравственности, подчиненный разуму. Он считает, что в человеческой жизни цели в любом случае ставит разум, и здесь он не подвержен таким противоречиям, как в области теории. При этом в сфере практического разума и обыденный рассудок может прийти к «правильности и обстоятельности»: для того, чтобы быть честными, добрыми, мудрыми и добродетельными, «мы не нуждаемся ни в какой науке и философии». Если разум и чувства находятся в гармонии, то никакого конфликта между ними не существует, в противном случае человек должен отдавать предпочтение разуму. По Канту, действовать нравственно – значит действовать разумно, пусть иногда и по принуждению воли. Поэтому принципы человеческого поведения никогда не определяются эмпирическим путем, а всегда опираются на деятельность разума, существуют a priori и не зависят от опытных данных.

Создание разумных человеческих отношений возможно на основе обязанностей, долга человека по исполнению морального закона, который имеет силу для каждого индивида при любых обстоятельствах. Наряду с общими практическими принципами, как указывает Кант, всегда существует множество частных правил, поэтому он практические принципы делит на «максимы» и «императивы».

Максимы – это личные, субъективные принципы поведения, то есть те соображения или мотивы, которые побуждают человека к действию, и относятся к конкретным индивидам. Например, максима «отомсти за всякое нанесенное оскорбление» может быть реализована по-разному в зависимости от множества объективных и субъективных условий. Или долг человека заботиться о собственном здоровье может предполагать различные пути достижения этой цели.

Императив – это объективный принцип поведения, нравственный закон, значимый для всех. Кант выделяет два типа императивов: гипотетический и категорический. Он пишет: «Если поступок хорош для чего-то другого как средство, то мы имеем дело с гипотетическим императивом; если он представляется как хороший сам по себе …, то императив – категорический».

Гипотетический императив определяет волю при условии наличия определенных целей: например, «если хочешь преуспеть, потрудись научиться», или «хочешь стать чемпионом, качай мускулы», «хочешь беспечной старости, научись экономить». Эти императивы имеют объективную силу для всех, кто заинтересован именно в этих целях, в их применении возможны исключения.

Категорический императив – это объективный, всеобщий, безусловный, необходимый моральный закон, и исполнять его – долг каждого без исключения человека. Этот закон один для всех, но Кант дает его в своих работах в нескольких формулировках. Одна из них говорит о том, что хотя максимы – это субъективные принципы поведения, но они тоже всегда должны обладать всеобщим значением. В этом случае категорический императив звучит так: «поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой, ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». Другая формулировка связана с представлением Канта о человеческой личности как абсолютной и безусловной ценности, стоящей превыше всего: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству».

Поступать в соответствии с этими законами – долг человека и гарантия моральности его поступков. Но помимо этого объективного принципа, Кант исследует и другой критерий нравственности, который существует в каждом человеке – это совесть. Совесть – это то, что невозможно приобрести, это «изначальные интеллектуальные и моральные задатки», это неизбежный факт. Иногда говорят, что у человека нет совести, но это не означает ее отсутствия, а свидетельствует о склонности «не обращать внимания на ее суждения». Кант характеризует совесть как «внутреннего судью», «сознание внутреннего судилища в человеке». Механизм совести устраняет раздвоенность человека, принадлежащего как к феноменальному, так и к интеллигибельному миру. Кант утверждает, что нельзя все правильно понимать, но неправедно поступать; с совестью невозможны компромиссы, рано или поздно придется отвечать перед ней за свои поступки.

При всей строгости и однозначности формулировок нравственного закона Кант, безусловно, понимает трудности его исполнения. Например, долг человека не врать или не воровать в реальной ситуации может быть трудноисполним: например, ложь из человеколюбия или воровство куска хлеба человеком, умирающим от голода. Все это возможно в жизни, и Кант рассматривает в своих работах эти противоречия, вводя своеобразные дополнения, которые называет «казуистическими вопросами». Он приходит к выводу, что в подобных ситуациях никогда нельзя выдавать свой поступок за моральный, и всегда быть точным в определениях – мораль есть мораль, закон есть закон. Поскольку нравственность безусловна, она есть всеобщее законодательство, то нет, и не может быть случаев нравственно оправданного отступления от него.

Несмотря на такой рациональный подход к проблеме нравственности, философ признает, что человек остается величайшей загадкой мироздания, и в заключении «Критики практического разума» пишет: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, – это звездное небо надо мной и моральный закон во мне».

В учении о нравственности Кант:

  • создал глубокую, интереснейшую этическую теорию на основе научного обобщения и уважения к моральному сознанию
  • обосновал тезис об автономии нравственности, которая самоценна сама для себя и является законом, а не выводится из внешних по отношению к ней принципов
  • предложил теоретическую основу для организации разумной жизни человека, сформулировав нравственный закон, обязательный для исполнения каждым разумным существом
  • обосновывал по-новому принцип самоценности каждой личности, которая ни при каких условиях не может быть средством для достижения каких бы то ни было целей
  • подчеркнул важность взаимосвязи нравственности и научного знания на основе единства практического и теоретического разума

Социально-политические взгляды

Огромное влияние на социально-политические взгляды Канта оказала Великая французская революция и идеи английского и французского Просвещения. Вслед за Руссо Кант развивает идею о народном суверенитете, который, по его мнению, на деле неосуществим и может угрожать государству опасностью разрушения. Поэтому воля народа должна оставаться в подчинении существующей власти, а изменения в государственном устройстве «могут быть произведены только самим сувереном путем реформы, а не народом путем революции». При этом Кант – решительный противник угнетения и тирании, он считает, что деспот обязательно должен быть свержен, но только легальными средствами. Например, общественное мнение может отказать в поддержке тирану и, будучи в условиях моральной изоляции, он вынужден будет соблюдать законы или реформировать их в пользу народа.

Взгляды Канта на общественно-исторический прогресс определяются тем, что необходимым условием его достижения является понимание противоречивого характера самого исторического процесса. Сущность этого противоречия заключается в том, что люди, с одной стороны, склонны жить в обществе, а с другой – в силу их не очень совершенной природы и недоброжелательства – стремятся оказывать друг другу противодействие, угрожающее обществу распадом. Согласно Канту, без этого антагонизма и связанных с ним страданий и бедствий не было бы возможно никакое развитие. Но движение в этом направлении, хотя и очень медленное и постепенное, все же будет продолжаться по мере совершенствования нравов человека.

Безусловно, актуальными представляются идеи Канта о войне и мире. Этой проблеме он посвящает трактат «К вечному миру» (1795), в самом названии которого заложена двусмысленность: либо прекращение войн путем международного договора, либо вечный мир «на гигантском кладбище человечества» после истребительной войны. Кант считает, что человечество всегда движется к миру через бедствия войн, и чтобы этого не происходило, он считает крайне важным и ответственным установление на земле всеобщего мира и обосновывает неизбежность этого. Философ выдвигает идею такого международного соглашения, при котором, например: - ни один мирный договор не может содержать скрытую возможность новой войны; - постоянные армии должны со временем исчезнуть; - ни одно государство не имеет права насильственно вмешиваться в политическое устройство и правление другого государства. Во многом эти идеи должны реализовываться политиками, которым Кант также дает советы. И здесь философ пытается объединить политику с моралью: можно либо приспособить мораль к интересам политики («политический моралист»), либо подчинить политику морали («моральный политик»). Безусловно, идеалом является «моральный политик», «который устанавливает принципы государственной мудрости, совмещающиеся с моралью, но не политический моралист, который выковывает мораль, устремленную к выгоде государственного деятеля».

В своих социально-политических взглядах Кант выступает как осторожный оптимист, считая, что общество через нравственное совершенствование людей неизбежно будет двигаться к своему идеальному состоянию – миру без войн и потрясений.

Все творчество Канта посвящено обоснованию того, как каждый человек, общество, мир могут стать лучше, разумнее и человечнее. Идея нравственности пронизывает все виды духовной деятельности человека: науку, философию, искусство, религию. Величайший оптимизм излучает уверенность Канта в том, что мир может стать тем лучше, чем более разумным и нравственным будет каждый человек на земле, независимо от рода его занятий.

Эстетика Канта

В 1790 году увидела свет третья великая книга Канта – «Критика способности суждения», в первой части которой Кант рассматривает следующие эстетические проблемы и категории: прекрасное; возвышенное; эстетическое восприятие; идеал красоты, художественное творчество; эстетическая идея; соотношение эстетического и нравственного. К эстетике Кант приходит, пытаясь разрешить противоречие в своем философском учении между миром природы и миром свободы: «должно существовать основание единства сверхчувственного, лежащего в основе природы, с тем, что практически содержит в себе понятие свободы». Благодаря новому подходу, Кант создал эстетическое учение, которое стало одним из самых значительных явлений в истории эстетики.

Основной проблемой эстетики является вопрос о том, что такое прекрасное (под прекрасным обычно понимают высшую форму красоты). Философы до Канта определяли прекрасное как свойство объекта восприятия, Кант приходит к определению этой категории через критический анализ способности восприятия прекрасного, или способности суждения вкуса. «Вкус – это способность судить о прекрасном». «Чтобы определить, прекрасно ли нечто или нет, мы соотносим представление не с объектом познания посредством рассудка ради познания, а с субъектом и его чувством удовольствия или неудовольствия». Кант подчеркивает чувственный, субъективный и личный характер оценки прекрасного, но главной задачей его критики является обнаружение всеобщего, то есть, априорного критерия такой оценки.

Кант выделяет следующие отличительные особенности суждения вкуса:

  • Суждение вкуса есть способность судить о предмете «на основании удовольствия или неудовольствия, свободного от всякого интереса. Предмет такого удовольствия называется прекрасным». Кант противопоставляет суждению вкуса удовольствие от приятного и удовольствие от хорошего. Удовольствие от приятного является только ощущением и зависит от предмета, вызывающего это чувство. Каждому человеку приятно свое (например, цвет, запах, звуки, вкус). «В отношении приятного имеет силу основоположение: каждый имеет свой вкус». Удовольствие от хорошего значимо для всех, потому что зависит от понятия о нравственной ценности предмета. Оба вида удовольствия связаны с представлением о существовании предмета, который их вызвал. Прекрасное нравится само по себе, это бескорыстное, созерцательное удовольствие, имеющее основание в состоянии души. Для суждения вкуса совершенно безразлично, полезен, ценен или приятен предмет, вопрос заключается только в том, красив ли он. Всякий интерес влияет на наше суждение и не позволяет ему быть свободным (или чистым суждением вкуса).
  • Если удовольствие свободно от всякого личного интереса, то оно претендует на значимость для каждого. В этом случае нельзя сказать, что каждый имеет свой особый вкус, «не удовольствие, а именно общезначимость этого удовольствия… a priori представляется в суждении вкуса как общее правило». Но основанием всеобщности суждения вкуса не является понятие. «Если об объектах судят только по понятиям, теряется всякое представление о красоте. Следовательно, не может быть такого правила, по которому каждого можно было бы заставить признавать что-то прекрасным». Что же является априорным основанием необходимости и всеобщности удовольствия от прекрасного? Кант считает, что это гармония в свободной игре душевных сил: воображения и рассудка.
  • Гармония в свободной игре воображения и рассудка, вызывающая чувство удовольствия от прекрасного, соответствует форме целесообразности предмета (целесообразность – гармоническая связь частей и целого). Содержание и материал предмета являются сопутствующими, а не определяющими факторами. Поэтому чистое суждение вкуса у нас могут вызывать, например, цветы или беспредметные узоры (если к ним не примешивается никакой посторонний интерес). В живописи, например, с этой точки зрения, главную роль, как считает Кант, играет рисунок, а в музыке – композиция.

Такая точка зрения имеет смысл только в рамках анализа суждения вкуса, посредством которого Кант стремится выявить отличительные особенности суждения вкуса. В учении о возвышенном, идеале красоты, искусстве философ показывает связь суждения вкуса с другими сторонами отношения человека к миру.

Суждения об идеале красоты не могут быть чистыми суждениями вкуса. Нельзя мыслить идеал красивых цветов, красивой меблировки, красивого пейзажа. Только то, что имеет цель своего существования в самом себе, а именно, человек может быть идеалом красоты. Но такой идеал всегда связан с нравственными идеями.

Кант сформулировал антиномию вкуса «О вкусах не спорят, и о вкусах спорят» и показал, как она разрешается. «Каждый имеет свой вкус» – таким аргументом часто защищаются от упрека люди, лишенные вкуса. С одной стороны, суждение вкуса не основано на понятиях, «вкус притязает только на автономию», поэтому о нем спорить нельзя. Но, с другой стороны, суждение вкуса имеет всеобщее основание, поэтому о нем спорить можно. Антиномия вкуса была бы неразрешима, если бы под «прекрасным» в первом тезисе понимали «приятное», а во втором – «хорошее». Но обе эти точки зрения на прекрасное были отвергнуты Кантом. В его учении суждение вкуса представляет собой диалектическое единство субъективного и объективного, единичного и всеобщего, автономного и общезначимого, чувственного и сверхчувственного. Благодаря такому пониманию, оба положения антиномии вкуса можно считать истинными.

В отличие от прекрасного, связанного с формой предмета природы, возвышенное имеет дело с бесформенным, выходящим за пределы меры. Такое явление природы вызывает неудовольствие. Поэтому основой удовольствия от возвышенного является не природа, а разум, расширяющий воображение до сознания превосходства человека над природой. Явления природы (гром, молния, буря, горы, вулканы, водопады и т.д.) или социальной жизни (например, война) называются возвышенными не сами по себе, а «потому что они увеличивают душевную силу сверх обычного и позволяют обнаружить в себе совершенно другого рода способность сопротивления, которая дает нам мужество померяться силами с кажущимся всемогуществом природы».

Искусство Кант определяет через сравнение с природой, наукой и ремеслом. «Красота в природе – это прекрасная вещь, а красота в искусстве – это прекрасное представление о вещи». От природы искусство отличается тем, что это произведение человека. Но искусство является искусством, если оно кажется нам природой. От науки искусство отличается подобно тому, как умение от знания. В отличие от ремесла оно является свободным занятием, которое приятно само по себе, а не ради результата. Искусства Кант делит на приятные и изящные. Целью первых является приятное, целью вторых – прекрасное. Мерилом удовольствия в первом случае являются только ощущения, во втором – суждение вкуса.

Большое значение Кант уделяет проблеме художественного творчества. Для этого он использует термин «гений». В философии Канта этот термин имеет специфическое значение. Так называется особенный врожденный талант человека, благодаря которому он может создавать произведения искусства. Так как Кант считает искусство важным средством проникновения в мир сверхчувственного, то он защищает свободу художественного творчества. Через гения «природа дает искусству правило», а не мир гению.

1. Главным свойством гения должна быть оригинальность. 2. Но оригинальной может быть и бессмыслица. Произведения гения, не являясь подражанием, сами должны быть образцами, правилом оценки. 3. Творческая деятельность гения не может быть объяснена. 4. Природа предписывает через гения правило искусству, а не науке, «в которой на первом месте должны стоять хорошо известные правила и определять в ней способ действия» (область науки в философии Канта ограничивается областью мира явлений).

Главной способностью гения является такое соотношение воображения и рассудка, которое дает возможность создавать эстетические идеи. Под эстетической идеей Кант понимает «то представление воображения, которое дает повод много думать, причем, однако, никакая определенная мысль, т.е. никакое понятие, не может быть адекватной ему и, следовательно, никакой язык не в состоянии полностью достигнуть его и сделать понятным». В учении об искусстве Кант понимает форму как средство выражения эстетической идеи. Поэтому в своей классификации искусства на первое место он ставит не беспредметное искусство, а поэзию, которая «эстетически возвышается до идей».

В своей эстетике Кант показывает, чем прекрасное отличается от нравственного, а затем выявляет характер связи между этими сторонами духовной жизни человека: «Прекрасное есть символ нравственности». Только поэтому прекрасное и нравится каждому. При встрече с прекрасным душа ощущает некоторое облагораживание и возвышение над восприимчивостью к чувственным впечатлениям. Так как «вкус есть в сущности способность суждения о чувственном воплощении нравственных идей», то воспитанию вкуса «служит развитие нравственных идей и культура морального чувства».

Эстетика играет важную роль в философии Канта, который ищет ответ на важнейший философский вопрос – «каким надо быть, чтобы быть человеком». Все эстетические идеи Канта настолько глубоки и интересны, что являются предметом внимательного изучения и в настоящее время. Они не утрачивают своей актуальности по мере общественного развития. Более того, их актуальность возрастает, обнаруживая себя в новых интересных и важных для нас аспектах.

Философия Канта, несомненно, оказала благотворное влияние на последующее развитие философии, в первую очередь – немецкой классической философии. Крайне плодотворной оказалась обнаруженная Кантом связь философии с современной наукой, стремление осознать формы и методы теоретического мышления в рамках логики и теории познания, исследовать познавательную роль философских категорий, раскрыть диалектическую противоречивость разума. Несомненной его заслугой является высокая оценка нравственного долга, взгляд на эстетику как раздел философии, снимающий противоречие между теоретическим и практическим разумом, указание путей изживания войн как средства решения конфликтов между государствами.