ФРЭНСИС БЭКОН (1561 – 1626)

Фрэнсис Бэкон является крупнейшим представителем философии Нового времени, признанным родоначальником английского эмпиризма и опытной науки. Получил образование в Кембридже. Был депутатом английского парламента, затем лордом-хранителем печати и лорд-канцлером. В 1621 году в результате дворцовых интриг был отстранен от должности и осужден, но вскоре помилован королем. Последние годы жизни Бэкон, отставленный от государственной службы, посвятил научной и литературной работе.

Главной заслугой Бэкона как философа стала пропаганда опытной науки, дающей человеку власть над природой, увеличивающей его могущество и улучшающей его жизнь. Ему принадлежит знаменитый лозунг «Знание – сила!». Основные произведения Бэкона: «О достоинстве и приумножении наук», «Новый Органон», «Новая Атлантида».

Критика научного и философского наследия Античности, Средневековья и Возрождения. Бэкон резко отрицательно относился к культурному наследию прошлого – будь то наука или философия. Он критикует представления о науке магов и алхимиков, считавших, что знание доступно лишь избранным, посвященным. В частности, алхимики «находят общий язык между собой во взаимном обмане и хвастовстве, и если… находят что-нибудь полезное, то это происходит по чистой случайности, а не благодаря методике, которой они следуют». Истинное знание, по его мнению, является результатом точных экспериментов и должно излагаться общедоступным, ясным языком. Резкой критике подвергает Бэкон и философов прошлого, как античных, так и философов средневековья и Возрождения. Общая вина их в том, что «уважительному отношению к реальности» они противопоставляли «хитрость ума и неясность слов», то есть, говоря современным языком, непредвзятое опытное изучение природы они подменяли спекулятивными философскими рассуждениями. Так, в отношении Аристотеля Бэкон задает вопрос: «Не слышится ли вам в его физике и метафизике чаще голос диалектики, нежели голос природы? Чего можно ожидать от человека, который сконструировал мир, так сказать, из категорий? Многие… его качества более типичны для школьного учителя, нежели для искателя истины».

Особой критике подверг Бэкон аристотелевскую логику (силлогистику) как бесполезное для науки учение: «Как науки, которые теперь имеются, бесполезны для новых открытий, так и логика, которая теперь имеется, бесполезна для открытия знаний… Логика, которой теперь пользуются, скорее служит укреплению и сохранению заблуждений, имеющих свое основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины. Поэтому она более вредна, чем полезна». Бэкон полагал (с современной точки зрения – ошибочно), что аристотелевская логика пригодна лишь для подтверждения уже известных истин, но не может способствовать получению новых знаний.

Индуктивный метод

В противовес аристотелевской дедуктивной логике, которая, по его мнению, допускает лишь движение мысли от общего к частному, Бэкон выдвигает собственную, индуктивную логику. «Единственная надежда – в истинной индукции» – заявлял он, понимая под индукцией широко распространенный в опытной науке метод получения общих знаний из частных случаев путем обобщения последних. Индукция, писал Бэкон, «от чувств и частного приводит к аксиомам, постепенно и непрерывно поднимаясь по ступеням лестницы обобщения до тех пор, пока не подведет к аксиомам самого общего характера; это самая верная дорога». Индукция для Бэкона – это единственный верный метод исследования.

Учение об идолах

Однако на пути к получению опытного знания человека подстерегают его предрассудки и укоренившиеся в разуме заблуждения, названные Бэконом идолами. Он насчитывал четыре вида идолов:

Идолы рода – находят основание в самой природе человека, в племени или самом роде людей, ибо ложно утверждать, что чувства человека есть мера вещей. Между тем люди имеют привычку судить об окружающей природе по аналогии с жизнью людей. Так, они нередко приписывают животному миру свои собственные цели, желания, влечения (вспомним, каким коварным выглядит волк в детских сказках и баснях, хотя это обычный хищник со всеми характерными для хищников особенностями). Все это приводит к серьезным искажениям в понимании окружающего мира: «Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде».

Идолы пещеры – заблуждения, вытекающие из индивидуальных особенностей человека, его воспитания, образования, темперамента и т.п. У каждого «есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы». Скажем, одни люди склонны больше видеть различия между предметами, а другие – сходство; одни – безудержные новаторы, а другие – излишне консервативны и догматичны. Одни верят в непререкаемый авторитет древних мыслителей, другие склонны считать, что человеческая история начинается с них самих.

Идолы площади (рынка) – заблуждения, вытекающие из неточного употребления слов, навязываемого разумениями толпы. Они крайне пагубно влияют на разум: «плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум… Слова прямо насилуют разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и столкновениям». Особенно опасно для науки использование имен несуществующих вещей, ведущее к своеобразному словесному фетишизму: «Имена… «судьба», «перводвигатель», «круги планет», «элемент огня» и другие выдумки такого же рода… проистекают из пустых и ложных теорий».

Идолы театра – заблуждения, связанные с общепринятыми, чаще всего ложными, системами мышления, завлекающими людей подобно пышным театральным постановкам. В первую очередь Бэкон имел в виду систему мышления Аристотеля и схоластов, но также «многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности».

Для успешного развития науки следует решительно изживать в себе все перечисленные заблуждения: «Все они должны быть отвергнуты и отброшены твердым и торжественным решением, и разум должен быть совершенно освобожден и очищен от них. Пусть вход в царство человека, основанное на науках, будет почти таким же, как вход в царство небесное, «куда никому не дано войти, не уподобившись детям».

О роли опыта в познании. Бэкон был убежден в том, что опыт, эксперимент дает лучшее из всех доказательств научных положений, и только он позволяет проникать в тайны природы: «Никоим образом не может быть, чтобы аксиомы, установленные рассуждением, имели силу для открытия новых дел, ибо тонкость природы во много раз превосходит тонкость рассуждений». Только познание, «извлеченное из вещей», имеет право называться «истолкованием природы». Вместе с тем не все опыты равноценны. Он предлагал различать «плодоносные» опыты, направленные на ближайшие результаты и упускающие знание причин изучаемых явлений, и «светоносные», которые хотя «сами по себе не приносят пользы, но содействуют открытию причин и аксиом» и которые способны стать источником новых открытий и изобретений. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что Бэкон понимал важность в науке теоретических постулатов, но не умозрительного, спекулятивного характера, а тех, которые получены в результате последовательно применяемого индуктивного метода.

О роли науки в жизни общества. Уже после смерти Бэкона была опубликована его книга «Новая Атлантида», представляющая своеобразную социальную утопию. В ней он изобразил общество людей, всецело увлеченных развитием науки и использованием научных достижений в повседневной жизни. На фантастическом острове Бенсалем живет добрый крестьянский народ, главным учреждением у которого является «Дом Соломона» – своеобразный музей научных достижений человечества. Бэкон подробно описывает многие технические усовершенствования жителей Бенсалема – огромные башни для наблюдения за явлениями природы и использования солнечного тепла, помещения для сохранения удаленных органов человеческого тела, лодки для плавания под водой, устройства для передачи звуков на большие расстояния, аналоги микроскопов и т.п. Видимо, на закате своей жизни Бэкон всерьез надеялся, что разнообразные научные открытия помогут разрешить противоречия английского полуфеодального общества, укрепить положение буржуазии и нового дворянства, побудить монархию развивать в стране капиталистические отношения.

Философское учение Бэкона оказало огромное влияние на последующее развитие науки и философии. Несомненное влияние Бэкона испытали более поздние представители английской философской мысли – Т.Гоббс, Д.Локк и Д.Юм. Бэконовский индуктивный метод развил и существенным образом усовершенствовал в XIX в. Дж.Ст.Милль. Призыв Бэкона к экспериментальному изучению природы нашел самый горячий отклик в среде ученых Англии, способствовал созданию такой научной организации, как Лондонское королевское общество. Классификация наук, проделанная Бэконом, легла в основу разделения наук, предложенного более чем через столетие французскими энциклопедистами.