Северное Возрождение - Северный Ренессанс

В орбите ренессансного движения оказалась не только Италия. События в Нидерландах и Германии указывали на начало новой эры в живописи и в этих странах. Художники городов Гента, Антверпена и Брюгге знали о новшествах в итальянском искусстве, но их творчество заметно отличалось от манеры южных коллег. В Италии художников Ренессанса вдохновлял гуманизм и возрождение классической старины, в то время как их северных коллег идеи достижения идеальной гармонии и красоты занимали гораздо меньше. На протяжении XV столетия в архитектуре на Севере по-прежнему сохранялся готический стиль, столь популярный в предыдущем веке. Особенностями готического стиля были четко прорезанные стрельчатые арки, крестовые своды и богатство декора. В живописи северные художники постепенно освобождались от готической традиции, отклоняя изысканную элегантность и чрезмерную декоративность, которые до недавнего времени были столь популярны.

На Севере все изменения в искусстве живописи происходили на фоне религиозной реформы и противоборства с Церковью. Революционные аспекты итальянского Ренессанса, такие как научные открытия в области перспективы или анатомии, интересовали северных художников значительно в меньшей степени, чем стремление воспроизвести мир природы во всей его удивительной красоте. Северные художники эпохи Возрождения совершили огромный рывок в сфере «натурализма»: их картины были своего рода зеркалом мира, в котором нашли отражение каждый листочек, локон волос или деталь бархатной драпировки, столь изящно и подробно изображенные мастерами.

Если привилегией итальянских художников являлось использование темперы — краски, связующим веществом которой чаще всего был яичный желток или целое яйцо, то создание масляных красок приписывают нидерландскому художнику Яну ван Эйку. Впрочем, до сих пор ведутся споры: кто фактически «изобрел» эту технику живописи — Ян ван Эйк или его брат Хьюберт. Именно они обнаружили, что смешивание красителя с льняным или ореховым маслом замедляет процесс высыхания, — и это не вызывает никаких сомнений. Известно, что Ян ван Эйк был одним из первых, кто применил лессировки масляными красками, а работа на деревянной доске с использованием лака позволила ему создавать удивлявшие современников картины, отливающие ярким блеском.

Произведения ван Эйка отражали мир во всех его деталях. Но и другие фламандские художники сделали не менее важный вклад в развитие «натурализма». Рогир ван дер Вейден, Хуго ван дер Гус и Мат-тиас Грюневальд наделяли свои работы на духовные и религиозные темы новым содержанием, обращая пристальное внимание на изображенных на них людей и предметы повседневного пользования, показывая широкий диапазон человеческих эмоций.

Изобретение печати было еще одним грандиозным событием в Северной Европе. Альбрехт Дюрер, совершенствуя технику гравирования по дереву и меди, виртуозно комбинируя эти технические приемы, создавал прекрасные, пронизанные неиссякаемой фантазией, светлым, ясным настроением и глубиной мысли работы. Ксилография Дюрера позволяла изготавливать листовки и выпускать иллюстрированные книги, однако преимущественно для аристократов.

До определенного времени пейзаж не был самостоятельным жанром. Впервые к нему как к отдельному жанру обратились Лукас Кранах и Альбрехт Альтдорфер, изображавшие на своих полотнах леса и скалистые ландшафты. Художников занимало сугубо изображение природы, их картины были лишены повествовательных сюжетов, а порой на них не было изображений людей.

Портрет был еще одним жанром, игравшим в это время важную роль в живописи Северной Европы. Портретная живопись предстала во всем своем многообразии — от проницательных и живых работ Дюрера до полных достоинства портретов английской аристократии Ганса Гольбейна Младшего.

Если на Юге все были увлечены распространением новых идей, то на Севере многих куда больше занимала мысль о том, будет ли существовать живопись вообще. XV столетие для Нидерландов оказалось драматичным по силе социальных, исторических и духовных потрясений. Сменяющие друг друга голод, войны и эпидемии привели к тому, что страх и сомнения оттеснили религию; укрепление протестантства вызвало к жизни «демонические образы»; героем полотен мог стать любой человек, даже тот, кто был объявлен вне закона или отправлен на костер. Ирреальные и пессимистические видения Иеронима Босха начала XV столетия сегодня кажутся пророческими. Его полотна, изобилующие средневековой символикой, отражают сомнение в вековых традициях и акцентируют внимание на триумфе ада в его ужасающем проявлении. Кошмарные сцены картин Босха повлияли на Питера Брейгеля (Старшего), чьи жанровые работы, повествующие о повседневной жизни крестьян, положили начало новому направлению в искусстве — свободному от религиозной тематики, столь долго доминировавшей в живописи вплоть до этого времени.