Элейская Школа

ЭЛЕАТЫ - Элейская школа

Элейская школа, образовавшись в VI в. до н.э., получила свое название от города Элеи, откуда происходили её основные представители: Парменид и Зенон. Если Гераклит увидел подлинную основу бытия в вечной борьбе противоположностей, в изменчивости вещей, то элеаты исходят из представления о том, что вещи всегда остаются тождественными сами себе, они всегда одни и те же. На первый план у элеатов выдвигается идея о том, что мир в своей подлинной сущности стабилен и неизменен и её обоснованию они посвящают все свое учение.

Философский образ мира. Основные идеи элеатов были изложены Парменидом (540 – 470 гг. до н.э.) в поэме «О при-роде». В ней Парменид указывает, что постижение истины дано только тому, кто будет руководствоваться лишь своим разумом и будет убежден, что существует только бытие, а небытие не существует. «Бытие ведь есть, а ничто не есть». Парменид доказывает это следующим образом: небытие не существует, потому что не может быть мыслимо или выражено в слове. «Ибо то, чего нет, нельзя ни познать, ни изъяснить…». «Немыслимо, невыразимо есть, что не есть». Существующим Парменид признает лишь то, что мыслимо и выразимо в словах. «Можно лишь то говорить и мыслить, что есть». Этот тезис необходимо понимать, исходя из представления Парменида о том, что всякая мысль имеет своим содержанием лишь бытие. Мысль всегда относится только к бытию, поэтому даже мысль о небытии – это мысль о чем-то существующем, о бытии. Мысль и бытие – одно и то же, так как ничего нет кроме бытия. «Ибо мыслить – то же, что быть…». Из представления о существовании одного только бытия следует, что оно никогда не возникало и никогда не исчезнет, т.е. бытие вечно. В нем не может быть никакого изменения, ведь нечто могло бы появиться только из небытия и исчезнуть в небытии, а если небытия нет, то ничего не возникает и не исчезает. Из отсутствия небытия следует так же отсутствие пустоты разделяющей вещи, то есть бытие неделимо, все наполнено сущим, неотделимым друг от друга. «И неделимо оно, коль скоро всецело подобно: тут вот – не больше его ничуть, а там вот – не меньше, что исключило бы сплошность, но все наполнено сущим. Все непрерывно тем самым: сомкнулось сущее с сущим». Неизменное и неподвижное, целостное и единое бытие Парменид уподобляет замкнутой сфере, покоящейся в центре мира. «…Оно завершенно отовсюду, подобное глыбе прекруглого Шара». Если мир неизменен в своей глубинной сущности, то возникает вопрос относительно движения и многообразия вещей.

Проблема движения. Современникам Парменида его учение казалось противоречащим всем обычным представлениям о природе и знании, поэтому вызвало многочисленные возраже-ния. Оппоненты пытались сокрушить его, показывая, что дви-жение и множественность в их очевидности неопровержимы. Задачу отстоять воззрения Парменида в философских диалогах с другими мыслителями взял на себя его ученик и друг Зенон (ок. 490 – 430 гг. до н. э.). Его считают одним из представителей древнегреческой диалектики – особого способа вести рас-суждение, раскрывая противоречия, заключенные в философ-ских понятиях. Метод, примененный Зеноном в своих рассуж-дениях (апориях), заключается в доказательстве от противного. Сначала он условно принимает тезисы противников, а затем доказывает, что их признание ведет к противоречиям. Значит, предположения противников были ложными, а истинными яв-ляются утверждения Зенона. Широкую известность приобрели аргументы Зенона против возможности движения («Дихотомия», «Ахиллес», «Стрела»). В них он раскрывает противоречивость понятия движения. Если допустить беско-нечную делимость пространства, то движение не может ни на-чаться, ни кончиться. Если допустить пространство делимым на конечные промежутки, то движения тоже не может быть. Таким образом, Зенон доказывает не то, что движения нет в видимом мире, а то, что его нельзя мыслить, т.е. его не существует в умопостигаемом, истинном мире.

Теория познания. В поэме «О природе» Парменид указы-вает на то, что представление о мире, которое мы получаем по-средством чувств, нельзя считать достоверным, так как чувства нас часто обманывают. Изменчивость вещей и явлений, множе-ственность и движение, данные в чувственном восприятии, только кажутся, а на самом деле они являются обманчивым мнением. Истинное же бытие, вечное, единое и неподвижное, познается только умом. В связи с этим Парменид выделяет два вида знания: в виде мнения и в виде знания истины, достигну-того умозрительным путем. Парадоксы движения в апориях Зенона как раз демонстрируют, что чувственный мир противо-речив, а значит движение лишь обманчивое мнение, а не истина. Истина же открывается нам в мышлении и заключается в том, что движения и множественности в умопостигаемом мире нет. Таким образом, Зенон впервые четко обозначил разницу между видимым и умопостигаемым сущим. Идея элеатов о не-достаточности чувственного познания оказалась очень глубокой и важной для развития всей последующей философской мысли.

Итак, элеаты впервые ввели категорию бытия в область философской мысли и поставили вопрос о соотношении бытия и мышления. В своем учении они развивают идею о единстве мира, которое состоит в его неизменной умопостигаемой сущ-ности. Абсолютизация этой идеи привела к крайней отвлечен-ности понятия бытия и невозможности мыслить переход от единого ко многому.

Вместе с тем, элеаты установили качественное различие между тем, как мира дан нам в чувствах и как он постигается в мысли. Учение элеатов вскрыло противоречия в понятиях пространства, единого и много, целого и части, движения и покоя, и послужило серьезным толчком в их дальнейшем развитии.